11:19 

Нечестная работа. автор:Madge of the town

Katekyo Hitman Reborn!
Нечестная работа
автор:Madge of the town
Рейтинг: R
Жанры: Драма, AU

Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Underage, Смерть второстепенного персонажа
Смерть второстепенного персонажа — фанфик, в котором один или несколько второстепенных персонажей умирают.
Статус: закончен
Описание:"Все, кто меня старше, мои враги".

Посвящение:
Всё как на ладони. Яснее я уже не скажу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Примечания автора:
Не следует искать в тексте логику и обоснование, их нет.

***



Было почти три часа пополудни, когда сеньор Гильермо оказался в нужном месте. Ему предстояло вернуться домой, чтобы принять участие во встрече родственников, ещё до пяти, поэтому он шёл довольно быстро, не забывая внимательно поглядывать по сторонам. Улочка была узкой и грязной, обшарпанные дома на ней давно не знали ремонта, однако то, что искал сеньор Гильермо, здесь находилось в избытке.

Сеньор Гильермо задерживал взгляд то на одной, то на другой человеческой особи, выставленной для продажи. Многие из них радовали глаз, некоторые заманчиво обещали неизведанное, но всё это было не то. Сеньор Гильермо прошёл всю улицу из конца в конец, завернул в переулок и совсем уже собрался вернуться назад, но вдруг его остановило тихое, едва слышное: «Сеньор!» — и он остановился, зацепившись взглядом, как рыбка за крючок, за того, кто поднялся ему навстречу.

Сегодняшним ловцом оказался щуплый парнишка, стоявший сбоку от лестницы, ведущей в совсем уже страхолюдный, явно заброшенный дом. На первый взгляд мальчик казался совсем юным, но, подойдя поближе, сеньор Гильермо понял, что ему самое меньшее шестнадцать — а то и больше. С толку сбивала его худоба, чистая бледная кожа выглядела так, словно не знала бритвы. Мальчишка стоял ссутулившись, привалившись спиной к грязной стенке, но взгляд из-под спутанных волос был тот самый.

— Сколько за минет? — поинтересовался сеньор Гильермо.

Цена была приемлемой. Даже слишком. Можно сказать, дешёвка.

— А остальное?

Тот отрицательно качнул головой. Это понравилось синьору Гильермо. Не шлюха даже толком. Может, голодный. А дома мать умирает без дозы. Ага, или от СПИДа.

— Как тебя зовут?

— Франческо.

Франческо. Все они Франческо, никакой фантазии.

— Подумай ещё, — приказал сеньор Гильермо. Ответом ему был вопросительный взгляд.

— Мне нужно твоё настоящее имя, — пояснил сеньор Гильермо.

— За отдельную плату.

— Согласен.

Но Франческо медлил. Несколько минут прошли в молчании, наконец, он выплюнул сквозь зубы:

— Моё имя будет стоить больше всего остального. А кончить оно вам не поможет.

Сеньор Гильермо рассмеялся. Мальчишка нравился ему всё больше и больше. Осталось выяснить несколько необязательных подробностей.

— Открой рот, — велел он. Сеньор Гильермо с детства питал отвращение к плохим зубам, всегда тщательно чистил свои и тратил много денег на лучших стоматологов.

Тем более, речь шла о минете. Франческо подался вперёд и приоткрыл рот. Сеньор Гильермо бесцеремонно просунул ему в рот два пальца, с усилием разжал его и внимательнейшим образом осмотрел зубы. Зубы оказались на удивление неплохими: желтоватыми от никотина, но целыми, не гнилыми и даже все на месте. Удовлетворённо кивнув, сеньор Гильермо спросил:

— Есть куда пойти?

Франческо кивнул и, не дожидаясь дальнейших вопросов, двинулся вниз по улице.

— Узнаю, что болен — из-под земли достану, — бросил ему в спину сеньор Гильермо. Тот лишь безразлично пожал плечами.

Мальчишка привёл его в небольшой домик на окраине, стоявший чуть на отшибе. Двухэтажный, с покосившимся крыльцом, окна на первом и втором этаже слева аккуратно забиты досками. Внутри был полумрак. Обстановка была бедной — мебель потёртая, кое-где поцарапанная, помещение выглядело пустоватым, но чистым. Посмотрев направо, сеньор Гильермо увидел, что в доме они не одни: два мальчика, на вид лет четырёх, играли на коврике — один строил арку из кубиков, второй катал вокруг него паровоз, у которого недоставало колеса. В углу сидела в кресле пожилая женщина и вязала, сдвинув на нос круглые очки в металлической оправе. Губы её безостановочно шевелились — видимо, считала петли. Никто не обратил на вошедших внимания, и Франческо прошёл мимо них, не поднимая головы. Сеньор Гильермо готов был приплатить, чтобы увидеть его лицо в тот момент: покраснел или нет? Покраснел, ну?

Франческо толкнул дверь слева от лестницы и остановился, пропуская сеньора Гильермо. Тот вошёл и осмотрелся. У двери стоял комод, чуть дальше за ним — кресло, напротив окна — двуспальная кровать. В противоположной стене было две двери.

Сеньор Гильермо остался доволен. Он сразу облюбовал кресло. Раздеваться и ложиться в кровать не стоит; если парень будет старательным, он быстро справится. Даже не придётся опаздывать и выслушивать нотации от жены, сеньоры Паолы.

Франческо стоял молча и смотрел на него. Сеньор Гильермо прошествовал мимо, уселся в кресло и неопределённо ткнул пальцем в сторону двух дверей:

— Иди руки вымой.

Франческо удалился в указанном направлении. Он отсутствовал не более пяти минут, а когда вернулся, выглядел немного испуганным. Это понравилось сеньору Гильермо. Он выжидающе уставился на мальчишку:

— Ну, что ты встал? Давай.

Тот не двинулся с места, словно не понимая, что от него хотят.

— Давай, давай, — и сеньор Гильермо сделал приглашающий жест рукой.

Франческо наконец-то преодолел свой ступор, подошёл и опустился на колени. Он оказался настолько близко, что сеньор Гильермо ощутил его запах: смесь запахов табака, забитого фруктовой жвачкой, немытых волос и ещё какого-то, смутно знакомого.

Он был неумелым, но послушным, покорно следуя указаниям мужчины: проводил кончиком языка по головке, старательно сосал, помогая себе рукой, сжимал яички и ласкал подушечками пальцев. Его неопытность всё сильнее заводила сеньора Гильермо, заставляя думать, что он, возможно, вообще первый клиент у этого парнишки. Почувствовав, что сеньор Гильермо уже на пике, Франческо попытался отстраниться и закончить рукой, но не тут-то было: сеньор Гильермо запустил руку в его светлые сероватого оттенка волосы и с силой надавил на затылок. Он испытал сильный и яркий оргазм, слушая, как мальчишка давится вязкой тёплой спермой, задыхается, пытаясь сдержать позывы к рвоте. Настроение сеньора Гильермо, испорченное предстоящим торжеством, неукоснительно ползло вверх. Он сгрёб волосы Франческо в кулак и потянул назад; Франческо поднял руку, видимо, намереваясь обтереть губы, но сеньор Гильермо чуть откинулся назад и коротко, почти не размахиваясь, ударил мальчишку в лицо. Тот, не ожидавший удара, отлетел на пол, и, подняв голову, посмотрел на сеньора Гильермо испуганно и непонимающе. Чудесные всё-таки у него глаза: прозрачно-серые, но под таким углом в них отчётливо видна зеленинка.

— Ничего, — сеньор Гильермо покачал головой. — Всё нормально. Можешь идти.

Франческо встал и чуть пошатываясь направился в ванную. Сеньор Гильермо подтянул брюки, достал из кармана пачку сигарет и закурил, усевшись в кресло; всё это время он чутко прислушивался к звукам из ванной, представляя, как мальчишка снова и снова набирает воды в рот и сплёвывает, пытаясь избавиться от привкуса спермы во рту. Проблеваться, скорее всего, не рискнёт.

Наконец Франческо покинул ванную, медленно прошёл через комнату, сгрёб выложенные на крышку комода деньги и взялся за ручку двери.

— А ты неплох, малыш, — сказал сеньор Гильермо, опуская руку с сигаретой на подлокотник. — Возможно, я приду ещё. Где тебя можно найти?

Франческо пожал плечами:

— У меня нет постоянного места. Но я иногда бываю там… где вы нашли меня.

Сеньор Гильермо ощущал приятную опустошённость и расслабленность, желания продолжать расспросы у него не было. Франческо постоял ещё полминуты и вышел из комнаты. Когда он закрыл дверь, сеньор Гильермо уловил короткую паузу между щелчком замка и шагами по коридору, как будто парнишка задержался у двери в раздумьях; но фантазировать, о чём он думал, уже не было сил. Это хороший знак, очень, очень хороший.

Сеньор Гильермо докурил сигарету до фильтра, затушил её прямо в обивку кресла и решил пойти сполоснуть руки. Времени у него было достаточно, чтобы не спешить. Он толкнул дверь в ванную. Окна в ней не было, и в полутьме ему показалось, что на полу что-то лежит. Сеньор Гильермо шагнул назад, нашёл взглядом выключатель на стене, щёлкнул им и посмотрел на пол.

И тут же побежали, полетели, замелькали в его сознании картины прожитой жизни: одно из первых детских воспоминаний — внезапная смерть отца (ему было четыре); бабушкины пироги с персиками на столе; учитель начальной школы, стучащий деревянной указкой по чёрной доске и кричащий что-то — но смысл ускользал от испуганного ребёнка; конфирмация — огромный золотой крест в руках падре; первый поцелуй в интернате — Алессандро, мать его, Алессандро; переполняющая сердце гордость — тот день, когда его приняли в мафию, он был простым шестёркой, и тут же откуда-то выплыл так и не узнанный запах — так пахло на складе у Джакомо, их оружейника. А образы всё неслись, теснясь, толкаясь, словно боясь не успеть: свадьба, чёрные волосы юной Паолы под белоснежной фатой; рождение первенца — человечек, такой крохотный, что, кажется, уместится в ладонях, и сразу — его же школьный выпускной; празднование дня рождения дочери, тётушка Лукреция, старая надоеда, которая сейчас уже наверняка сидит в его гостиной и изводит сеньору Паолу бессмысленными придирками; как она сказала тогда, на их свадьбе: «Попомни мои слова, Паола, своей смертью он не умрёт!»; и как он посмеялся, ведь жизнь казалась такой прекрасной, а перспективы были такими радужными, а теперь…

— Блядь, — только и успел сказать сеньор Гильермо.

***


Когда прогремел взрыв, подросток, назвавшийся Франческо, переходил улицу в четверти мили от дома. Он шёл быстро, но не настолько, чтобы это бросалось в глаза. Носком кеда он подбрасывал камешек, попавшийся по дороге — ни дать ни взять школьник на каникулах, проводящий всё свободное время пиная мяч во дворе. Впечатление портила только зажатая в уголке рта сигарета; впрочем, она была незажжённой.

Правый глаз заплыл и почти ничего не видел. Тяжёлая рука у мужика. Была.

Отдельным и обязательным условием заказа было изуродованное тело. Для этого пришлось прийти дважды. Комната была нашпигована взрывчаткой, как рождественский пудинг изюмом, ему оставалось только включить в ванной часовой механизм, который приводил всё действие. Кое-что по мелочам он принёс с собой. Выходя из комнаты, он прилепил динамитную шашку на пластилин к двери и дверному косяку; открыть это не помешало бы, так, для смеха.

Домой он добрался уже затемно. Толкнул входную дверь бедром, держа в обеих руках тяжёлые хрустящие пакеты. Один он небрежно бросил на пол, второй поставил на стол. Квартирка была удручающе тесной, она состояла из одной небольшой комнаты и двух закутков без окон: кухни и ванной. Стену слева от окна почти целиком занимал длинный стол, с другой стороны стояла узкая кровать, у входной двери — шкаф.

Мальчик вымыл руки. Сначала он пошёл на кухню, выложил еду из пакета в холодильник, сделал себе огромный сэндвич и тут же съел его, стоя возле кухонного шкафа. Несколько минут просто постоял молча, осматривая комнату. Потом, словно повинуясь неизвестно откуда пришедшему приказу, стал двигаться.

Он убрал грязную посуду — сперва сложил её в раковину, потом вымыл и расставил в сушку. Достал из холодильника всё, что было испорчено, и выбросил в мусорное ведро; туда же отправились несколько опустевших упаковок, заплесневевший кусок хлеба и высохшие персиковые косточки. В комнате он собрал лежавшую на полу одежду, аккуратно развесил её в шкафу, пару грязных футболок и джинсы сложил в пакет и поставил его возле двери. Сменил постельное бельё, грязное затолкал в тот же пакет, и даже накрыл кровать покрывалом. Убрал со стола, выбросив всё ненужное, а нужное расставив по полкам, сам стол вычистил маленьким автомобильным пылесосом и вытер тряпкой. Вытряхнул все пепельницы — их было три — и открыл окно, чтобы проветрить. Он двигался безостановочно и как-то лихорадочно быстро, как будто вот-вот должна была появиться строгая мама или девушка, на которую хочется произвести хорошее впечатление — хотя никаких подобных планов на вечер у него не было. Он просто хотел поваляться на кровати и прочитать новые книги, которые взял в библиотеке, и у которых почти вышел срок.

Закончив с уборкой, он сел за стол. Придвинулся поближе, включил две яркие лампы, прицепленные к полкам. Снял с полок несколько коробок, расставил их в одному ему ведомом строгом порядке.

Взял со стола очки, долго, тщательно протирал их — сначала одно стекло, потом другое. Надел, осторожно придерживая обеими руками за оправу. Замер, бездумно глядя перед собой.

Потом вскочил, сдёрнул очки, бросил их на стол, двумя ударами руки выключил лампы и быстро, почти бегом направился в ванную. Там он закурил, устроившись поближе к вентиляции — хозяйка поднимала крик до небес всякий раз, заходя за платой.

Он курил долго, прикуривая каждую следующую сигарету от предыдущей. Несколько сигарет спустя ему удалось, наконец, успокоиться.




ficbook.net/readfic/5236943

@темы: разное, др.авторы, гокудера, R

URL
Комментарии
2017-08-16 в 06:34 

автор: Madge of the town
еще фик про арку Битвы за кольца. «Проигравший»


ficbook.net/authors/1487686

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

новый реборноман

главная