05:23 

старое, миди Chi Mai ( Выбор Гокудеры Хаято )

Chi Mai ( Выбор Гокудеры Хаято )
автор: steinvor

персонажи: Гокудера, Ямамото, Занзас, Скуало
рейтинг - Pg-13
джен, драма
фик 2012 года
Chi mai переводится, как "Кто же?!" (причем, с акцентом, в смысле - "Да кто же, кто же, черт побери") также, так называется композиция Эннио Морриконе из фильма "Профессионал " 1981
кроме усилительной частицы "же", mai может переводиться и сослагательной частицей "бы", типа "кто бы мог подумать", к примеру, или "кто бы это мог быть" и проч. сходные конструкции.



Часть 1

***

Посвящение Гокудере Хаято.
Запись на диктофоне.

Не знаю, парень, слышишь ли ты меня сейчас, может ты все-таки вознесся на небеса и пребываешь в вашем католическом раю…
Знаю, ты всегда считал меня улыбчивым недоумком, могу тебе сообщить: на днях я дочитал вторую главу «Кода да Винчи» Дэна Брауна и пересмотрел, на этот раз без тебя «Догму».
Чтобы быть немного ближе к тебе.
Никогда не любил все эти боевики, все эти фильмы про гангстеров, но пересмотрел все, которые видел ты – «Крестный отец», «Сицилийский клан», и «Самурай», тот, который с Аленом Делоном…
Чуть не забыл упомянуть «Профессионал» - все на твоем родном языке.
Поначалу было странно и непривычно, пока не представил, будто это ты пересказываешь мне сюжет на своем красиво звучащем итальянском…
Как у тебя дела?
Помнишь ли ты, что нас связывало нечто большее, чем просто принадлежность к одному из влиятельнейших мафиозных кланов?
Наверное, ты такой же независимый одиночка, каким был всегда, несмотря на всю твою искреннюю привязанность Вонголе.
Кто же ты был, Гокудера Хаято?
Кто же ты был…


introduzione

Занзас ждал прибытия правой руки Босса Вонголы.
Обычно дела улаживали через посредничество Босса семьи Каваллоне - тот часто бывал как в Японии, так и в Италии, однако на сей раз дело было чисто неофициальным, внутрисемейным, можно сказать даже - личным, так что из уважения к Боссу Варии, к ним пожаловал сам капореджиме Гокудера Хаято.
Хотя он и носил титул капореджиме - своих подчиненных у него было немного,
в какой-то мере иногда он исполнял функции младшего босса - представляя Саваду на континенте, считалось что там его происхождение и родственные связи могут оказать дополнительное влияние на исход мероприятия в благоприятную для семьи Вонгола , пользу.
Должность консильери в Вонголе уже давно и неизменно занимал выходец из семьи Эстранео - Рокудо Мукуро.
Вчера Босс Вонголы лично попросил связаться с ним по спутниковой связи, но говорил в основном именно иллюзионист.
Он сообщил о прибытии Хаято и попросил оказать тому гостеприимный прием на родине и оказать помощь в делах, о которых тот сообщит при личной встрече.
Формулировка просьбы наводила на самые серьезные размышления.
В семье Вонголы это не афишировалось, но все остальные считали правую руку Босса - личным "топором", т.е. личным телохранителем и личным "доверенным лицом" Савады, читай между строк - личным наемным убийцей.
Вот и сейчас, почти тридцатилетний Босс Варии гадал, кого же он встретит, того вспыльчивого чем-то вечно недовольного мальчишку, или же повзрослевшего, вкусившего радости наслаждения жизнью и своим положением, юнца.
В приветственно распахнутую Скуало, дверь личного кабинета Занзаса вошел подтянутый молодой человек, в безупречно сидящем светлом костюме и с ничего не выражающим безразличным взглядом светлых зеленовато-серых глаз. Такие глаза вполне могут быть глазами сделавшего удачную карьеру на новой родине эмигранта или же глазами убийцы на отдыхе. А вот руки - узкие кисти и длинные худые пальцы, были руками виртуозного взрывотехника и пианиста.
Поговаривали, что в свое время ему предлагали математическую стипендию в Токийском университете, но он отказался, предпочел не отвлекаться на не относящиеся к Вонголе дела.
Передав официальные приветы от Босса семьи Вонголы и вручив небольшой, красиво перевязанный красной лентой сверток, Гокудера сел в кресло, стоящее наискосок от письменного стола Занзаса и выразительно глянул на Скуало.
- Босс, мне надо проверить каковы успехи в тренировках у новобранцев, - глядя прямо в глаза Занзасу сообщил тот и пожелав посланнику приятного пребывания на родине, стремительно, но отнюдь не поспешно удалился, стуча каблуками форменных варийских сапог. Занзас, несмотря на необычность ситуации - его заместитель присутствовал с ним на всех переговорах и заседаниях, а во время печального инцидента с заморозкой - даже возглавлял элитный отряд, так и не переменил своей расслабленной негостеприимной позы - сидел, развалившись в кресле, вытянув ноги вперед, как раз перед появлением Хаято, его капитан настоял на необходимости хотя бы убрать их со стола. Босс выругался, но все же уступил, рассчитывать на большую любезность представителю Вонголы не приходилось - все-таки засыпать снегом цветущие виноградники в момент созревания нового урожая, было бы совсем не патриотично.
Босс Варии проводил удалившегося Капитана равнодушным взглядом и спросил на итальянском:
- Chi bene incomincia ; a met; dell'opera (хорошее начало – половина дела), - расскажи мне о своих затруднениях и я посмотрю, чем могу тебе помочь.
Ответ Хаято прозвучал в том же непринужденном духе неторопливых итальянских бесед во время послеполуденной сиесты:
- Chi parla in faccia non ; traditore (кто говорит в лицо – не предатель), как сильно ты доверяешь своему капитану?
"Вот как", - удивленно заключил несостоявшийся преемник Девятого, - если уж речь зашла о предательстве, то о Скуало не может быть и речи...впрочем, кто знает, что творится в башке этого длинноволосого мусора.И все-таки, что у Вонголы может быть против варийского офицера?"
- Нас с Десятым поставили в известность о некоторых несоответствиях в сумме предполагаемых расходах семьи, связанные с делами, за которые отвечает Ямамото Такеши, - продолжил как ни в чем не бывало Хаято, - так как у него весьма близкие отношения с Супербиа Скуало мы не можем в полной мере полагаться на него, пока не убедимся в его безоговорочной преданности семье.
Какой именно семье - чертов посланник не стал уточнять, чтобы не задевать варийца больнее, чем то было необходимо, именно на помощь Занзаса в этом щекотливом деле и рассчитывал представитель Десятого.
Дело принимало совсем уж скверный оборот, Занзасу требовалось время, чтобы определиться с ответом и потому он предложил гостю отдохнуть после длительного перелета и вкусить все прелести пребывания на своей родине. Осведомившись о том, где намерен поселиться Гокудера, Занзас словно ненароком обмолвился о некоторых неурядицах семьи родного отца Хаято, после того как вслед за побегом их обожаемого, хотя не совсем законнорожденного наследника, пропала еще и вполне законная дочь. Хаято не моргнув глазом посетовал, что нравы нынче не те, что раньше и вызывающе нагло взглянул на столь же непутевого приемного сына Девятого...
Ненадолго повисло тягостно-нерешительное молчание: оба подумали о том, что согласно старым правилам - оба могли рассчитывать на значительные и весьма уважаемые должности каждый в своей семье, пусть даже их происхождение и вызывало некоторые сомнения, но как говорится «Dare a Cesare quel che ; di Cesare (Цезарю цезарево)
Нарушил их вынужденный тет-а-тет все тот же несносный, громкоголосый капитан, решивший, все-таки нарушить негласный приказ и еще раз вывести из себя своего бесцеремонного Босса, за все двадцать минут пребывания этого вонгольского Урагана в личном кабинете Занзаса - оттуда не донеслось ни звука разбившейся посуды, ни громогласных воплей про мусор, ни взрыва, ни выноса бездыханного тела.
"Не нацеловались они там, что ли... " - заподозрил какой-то подвох итальянский мечник, стремительно врываясь в распахнутую небрежным пинком дверь:
- Босс, у вас будут еще какие-нибудь распоряжения?, - с почти нулевым намеком на почтительность к официальному представителю старшей семьи Вонголы, обратился он непосредственно к своему Боссу.
Метнув в своего подчиненного яростный взгляд, Босс Варии, против обыкновения негромко произнес:
- Заткнись, мусор... Проводи гостя в отведенные ему апартаменты.
Они предоставили в его распоряжении целое крыло на втором этаже: мелочиться в Варии времен Занзаса считалось просто неприличным, чтобы там не пытался доказать маленький иллюзионист-скряга.Как гласит итальянская поговорка: «Meglio vivere un giorno da leone, che cento anni da pecora» - лучше жить один день как лев, чем сто лет как овца.

@темы: 8059, steinvor, ЯмаГоки, вария, гокудера

URL
Комментарии
2017-04-28 в 05:24 

Часть 2
В кабинете Занзаса

читать дальше

URL
2017-04-28 в 05:25 

Часть 3

mezzo


читать дальше

URL
2017-04-28 в 05:25 

Часть 4

В кабинете Занзаса , часть 2


читать дальше

URL
2017-04-28 в 05:26 

Часть 5

fine



читать дальше

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

новый реборноман

главная